ПОТОМКИ

Просмотрено 353 Горы Кавказ КавМинВоды Кисловодск Курорты Отдых Сайт Для Друзей Элбрус

Из глубины веков

Ученые спорят: грядет потепление или похолодание?
   Холодом россиян не удивишь, но редко кому приходилось видеть гладь Черного моря, скованную льдами. Историки знают, что у древних греков для Черного моря было два названия – Понт Эвксинский ( море гостеприимное) и Понт Аксинский, что менее известно и означает море негостеприимное. Оказывается, в отдельные зимы наше теплое море становилось удивительно суровым.

   Если обратиться к письменным источникам, то уже в письмах Овидия, поэта античных времен, сосланного в первом веке нашей эры в низовья Дуная, можно узнать, что «…уж трижды становился от холода Истр (Дунай), и трижды твердела волна моря». Из более поздних источников узнаем, что зимой 400-4401 годов на двадцать дней замерзали проливы Босфор и Дарданеллы и большая часть Черного моря. Весной лед горами шел по улицам Константинополя в течение тридцати дней.
Византийские, арабские и западноевропейские хроники сообщают о жестокой зиме 763 –764 годов. Северная часть Понтийского моря на сто миль от берега превратилась в камень…». И ходили по нему, как посуху, из Крыма вр Фракию и из Константинополя в Скутари»…
Чрезвычайно лютыми были зимы 1233-1234 годов, 1543-1544-го… «Великой» зимой летописцы называют зиму 1788-1789 годов. На Кубани «сибирские» морозы и бураны продолжались с ноября по март. За это время здесь погибло 1795 волов, 925 лошадей. Кратковременная мартовская оттепель сменилась апрельской бурей, когда в районе Анапы под снегом замерзло 200 лошадей. В Крыму морозы достигали 25 градусов по Цельсию. Замерзла вся северная часть Черного моря, не говоря уже об Азовском.

   За последние две тысячи лет историки насчитали в районе Черного моря более двадцати «жестоких» зим. Интервал между ними обычно составляет от шестидесяти до девяноста лет.

   Но все это присказка. А сказку я бы хотел посвятить умению наших предков использовать такие холода. И в частности, истории нашего …флота! Он, как известно, двадцать лет назад отметил трехвековой юбилей. Весной 1696 года турки, привыкшие быть властелинами Черного моря довольно долго, изумленно наблюдали под Азовом русские армию и флот(!) в составе 29 боевых кораблей и свыше тысячи мелких судов. Судьба крепости была предрешена: 19 июля 1696 года гарнизон Азова сложил оружие. Так у России появился свой флот. Это были галеры, скампавеи, шнявы, пакетботы, баркалоны, прамы, фрегаты, корветы, клиперы, бриги, щлюпы, люгеры, шхуны, тендеры, а потом, наконец, и линейные корабли…

   Но давайте позволим себе немножечко улыбнуться. Среди перечисленного многообразия судов не было названо одного странного корабля, о котором турки узнали еще за тридцать лет до описываемых событий! Знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший на Северном Кавказе, в Поволжье и Подонье в 1641 и в 1666 годах, в своей «Книге путешествий» расскажет позже «О поучительной и удивительной прогулке и диковинных санных кораблях».
Зимой двигался он берегом Дона на запад. Но воды могучей реки затопили степь, называемую тогда Хайхет. Передвигаться дальше на повозках не было никакой возможности. Степь стала скатертью, сверкающей льдом, словно посыпанная хрусталем и сапфирами. И тут турецкому путешественнику представился случай испытать доселе невиданное. Вот как он об этом рассказывает.

   -Вся московские кяфиры изготовили одинаковые санные корабли. В толстые деревянные брусья, которые расположены под санями, вбивают свиные зубы, бычьи кости и бычьи рога. С великой тщательностью готовят санные корабли к полету. У всех саней в двух, трех местах имеются сосновые мачты с парусами, сплетенными как циновка, из тростника и камыша. В каждый санный корабль можно поместить по двадцать-тридцать коней. Есть санные корабли, оборудованные как конюшни со стойлами, как комнаты, сооруженные из множества досок и снабженные печами, как кухни и отхожие места. ( Ай-да предки, ну просто комфорт!).
Дальше Челеби сообщает, что на кораблях этих ни руля, ни весел. Имеется только пять- десять кяфиров, которые управляют парусами. А на носу корабля сидят еще двое, в руках у каждого длинные пики, похожие на железные копья с якорями на концах. Когда корабли пускаются в путь, громоподобно хлопнув парусами-циновками, то, чтобы своевременно повернуть нос корабля в нужном направлении, эти двое втыкают пики в лед. А если корабль нужно остановить, пики вставляют в отверстия, которые имеются на носу корабля. Когда пики с якорями ударяются о лед, якоря застревают в нем, корабли останавливаются.

   Встречный ветер? Все равно у них дела лучше, чем у бурлаков. Матросы-ледоплавы берут в руки пики, выстраиваются вдоль каждого борта и, как пишет Челеби, хором кричат (тут уж не перескажешь, гораздо красочнее дословное цитирование): «Иисус и Иисус и Мария, милостивый Христос, святой Никола, святой Кясым ( кто бы это мог быть?), святой Исуп, Никола и святые угодники!!!». И когда они ударяют об лед пиками, их корабли летят еще быстрее, чем с помощью рогожных парусов…
Дальше путешественник сообщает, что посол со свитой и сопровождающими, со всеми грузами и поклажей разместились в этих корабельных санях. Ну и, конечно, кяфиры прежде всего выпили водку-горилку и напитки – пиво и мед, а уж потом пальнули в знак торжества из пушек и ружей и пустились в путь по тому хрустальному морю, подобно стрелам, выпущенным из луков.

Заканчивается все это весьма благополучно.
   -По милости Бога мой корабль понесся, как молния, а корабли с баранами, быками и повозками, подаренными калмыцким шахом, быстро остались позади. В тот же день мы прибыли в крепость Токай-Керман.
   Прошло триста пятьдесят лет. Мы с улыбкой читаем воспоминания турецкого путешественника. Пройдет еще три века, и наши потомки, скорее всего, тоже будут улыбаться, читая о современных атомных ракетоносцах. Какие-то у них будут корабли? А еще интереснее: какие у них будут зимы?
В.Василевский

   Из глубины веков, из тьмы времен доходят до нас первые вести об удивительной горе Бештау. Словно голубой утренний туман, окутывает пять ее вершин густая дымка легенд и преданий. Об одном из древнейших рассказывает турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший в наших краях три с половиной века назад: «Посреди лесистой равнины - пять расположенных рядом высоких гор. На вершине горы, находящейся в центре, есть ветхая доска длиной в триста шагов и шириной в два шага. По утверждению местных правителей, эта длинная доска должна быть доской Ноева ковчега».
Валерий Василевский
© 2018 Для Друзей. Все права защищены. www.kis26.ru - создание сайтов - 3Decor Studio
Яндекс.Метрика

Контакты

+7 (915) 351 24 42

+7 (916) 727 80 78